Про поэтов

  

Интересно, если бы Марина Цветаева жила в наше время, она писала бы блог? 

А инстаграм вела бы? И что бы в нем было? Или что там модно сейчас еще, снапчат или канал в телеграме? 

В этом году юбилей поэтессы, 125 лет со дня рождения – но я здесь не по этому поводу пишу. Кстати, день рождения был совсем недавно, 26 сентября. Три дня позже моего дня рождения. Чувствую, что эта близость дат дала мне некую близость душ. Хотя, возможно, Цветаева бы с этим не согласилась))

Цветаевой я зачитывалась в мои 18 лет. В моем правильном советском доме было много книг, почему-то это было правильно, и кроме всяких революционных произведений, были томики поэтов: Пушкин, Блок, Ахматова. А Цветаевой не было, я ее сборник на рынке купила, на лотке старых книг. С моей первой получки, да. Я тогда вела частные уроки английского. Хаха, какая гордость, кто первые получки тратил на косметику или конфеты, не знаю, на что еще, а я – на поэтов. Так и хочется встать в позу и сказать: «в этом вся я». Но не буду. Зато очень по-цветаевски было бы. Есть в ней нечто такое. Не позерство, нет. Но вот это разделение на поэта и чернь. Которое я с собой так долго носила. А сейчас задумалась: а факт ли это? Или я просто привыкла так думать? Но сначала не о том. И не о юбилее. А о чем?

О том, что жизнь мне стала напоминать про моего любимого поэта, и я вспомнила, что когда-то она была моей великой страстью. Про Цветаеву вспоминаю постоянно, потому что у нее был утренний ритуал: с чашкой кофе за письменный стол. У меня письменного стола нет, но та же традиция выработалась: если кофе, то обязательно за столом и пишу. Иногда читаю. А еще прочитала пост у  rikki_t_tavi про то, как писали стихи Ахматова и Цветаева, про разницу их рабочих процессов, и опять вспомнила, как мне нравился этот цветаевский немецкий системный подход к стихосложению. То, что сейчас модно называть английским словом Grit и писать про это книги.

Нашла в сети автобиографическую прозу Цветаевой «Господин мой – время», начала с эссе «Мой Пушкин», которое читала в 18 лет. Цветаева к своему Пушкину возвращается, а я – к моей Цветаевой. К той, которой я могла так зачитываться, что потом целый день в голове звучала музыка стихов: слов не было, а музыка, размер стиха, был. 

Цветаева была интересным современником: не со временем, а вне времени. Нередко повторяла это и в стихах, и в прозе. Про русский язык: «двадцатого столетья он, а я – вне всякого столетья». Она такая и была: вне всякого столетья. Не знаю, надо ли было так отделяться в лирическое восприятие. Не знаю, как жить и чувствовать поэту в кровавые революционные времена. Может, это отделение – именно то, что ее спасало? Или губило? 

Я выросла с этим разделением. В одном стихотворении у нее идет постоянное разделение, себя и остальных, поэта и черни, и заканчивается тем, что когда умрем, «вас положат на обеденный, а меня на письменный». Я выросла с этой верой, что поэт в свое время не признан. «Разбросанным в пыли по магазинам, где их не брал никто и не берет, Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед». У меня в голове всегда был этот водораздел: вот поэт стоит памятником отдельным, а вот – толпа. Вначале насмехающаяся, потом превозносящая – и никогда на равных. Но это же только картинки из наших голов. Нужно ли так, чтобы поэт был непонятым, отверженным, признанным после смерти? И если разделению быть, то на какой стороне я хочу находиться? (нашептывание, конечно, что на стороне поэта, там романтичней. Но и одиноко там, а кто хочет пожизненного одиночества?)

Мы сейчас тоже переживаем такой водораздел: или ты бежишь со всеми, гоняешься за лайками и подписчиками, набираешь стратегий само-маркетинга. Или ты пишешь бложик «чисто для себя», тусишь в маленькой тусовке, не понимая, отчего сотни и тысячи читают топ-блогеров, которые не создают никакой ценности, кроме скандальной провокации. 

А если не было бы того водораздела между поэтом и чернью? (что это за слово вообще такое «чернь»? А как же горячо любимый поэтами «народ»? Где эта граница между «Чернь» и «народ»?). А если не было бы водораздела между коммерческими писателями и блогерами и теми, кто для души (или для вечности) – как бы оно было? 

Короче, в моем представлении Цветаевой такой, какой она себя тогда представляла, - не было бы у нее ни инстаграма, ни фейсбука. Но если бы ее немецкая практичность подключилась, и если бы жила она во время не такое жестокое и безумное, возможно, она другие бы выборы сделала. И стихи написала бы другие, без лирического водораздела. Но они есть, как есть. И я бы в них ничего не меняла.  Но интересно же играть в варианты. Даже если их в реальности нет. 

Есть тут еще любители поэтов и стихов? Кто у вас любимый и особый?

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.